%25D0%259A%25D0%25B5%25D0%25B4%25D1%2580

ПОЭМА О КЕДРЕ

В глушь таежную птица-кедровка

Принесла как-то в клюве орешек.

То ль на ветвь она села неловко,

Или вдруг испугал её леший?

 

Но упал тот орех в прель сырую,

И прошедший кабан взрыл копытом

Перегнойную почву лесную,

И орех оказался зарытым.

 

Лето зиму бессчётно меняло,

И поднялся росточек зелёный.

Сыпал снег или солнце сияло –

Вверх тянулась ветвистая крона.

 

Но однажды случилось несчастье –

Не свернувши ни вправо, ни влево,

Лось тяжелый, бредя через чащу,

Надломил неокрепшее древо.

 

Это нани-охотник увидел,

След сохатого тут же оставил:

- Как же это тебя он обидел?

Ствол пораненный ловко поправил.

 

Кедр подрос, потянулся всё выше,

Раздвигая другие породы,

И пробил он зелёную крышу,

Укрывавшую все эти годы.

 

Соки почвы вбирая корнями,

Возмужал и стал деревом зрелым,

И однажды осенними днями

Смолью шишек украсился спелых.

 

Изюбри за подруг смело бились,

По ветвям вверх и вниз пробегая,

Стаи белок пушистых резвились,

Себе на зиму корм запасая.

 

Иногда полосатые тигры,

Испещряя вокруг всё следами,

Затевали под ним свои игры,

Снег пушистый взбивали хвостами.  

 

 

Приступая к привычному делу,

Вальщик снег у комля притоптал,

Дёрнул стартер, и кедру в тело

Зубьев «Дружбы» вонзился металл.

 

Дождь янтарных опилок пролился,

Кедр вздрогнул концами ветвей,

И сначала чуть-чуть наклонился,

А потом падать стал всё быстрей.

 

И, ломая свои ветви-руки,

Он на мёрзлую землю упал,

Мотопил удалявшихся звуки

Мёртвый кедр уже не слыхал.

Шапки снега на ветках лежали,

Малахитный цвет игл оттеняя,

Их концы чуть заметно дрожали,

Всех своей красотою пленяя.

 

Обходя ежедневно свой путик,

Тот охотник не раз восхищался:

- Это ж надо, рос тоненький прутик,

А какой же красавец поднялся!

 

И, давая себе передышку,

Лыжи сняв, разведя костерок,

Шелушил он смолистую шишку,

Сизый дым развевал ветерок.

 

Так природа жила, но однажды

Незнакомый пришёл человек,

Ствол деревьев оценивал каждый,

Намечая места лесосек.

 

А потом тишину вековую

Рёв железных чудовищ взорвал.

Грозной силой на чащу глухую

Надвигается лесоповал.

 

Меж деревьев рассыпались каски

Вальщиков, треск мотопил

Разбудил долгий сон лесной сказки,

Её скорый конец наступил.

 

Застонала тайга, всё живое –

Птицы, звери – ударилось прочь.

Лишь деревьям в заснеженной хвое

Ничего уж не может помочь.

 

С каждым днём приближался всё ближе

К кедру грохот неравной борьбы,

И хотелось ему стать пониже,

Уцелел бы тогда, может быть…

 

Но не спрятаться, и кедр стройный

Неминуемый час роковой

Встретил мужественно, достойно,

С гордо поднятою головой.

 

 

Истощалась тайга. Только что же

Остановит безумия бред?

Голос разума! И был наложен

Рубкам кедра строжайший запрет.

 

Пусть отныне его охраняет

Неусыпно лесничий кордон.

И лишь хвою на землю роняет

Наш могучий красавец колдон*!

_____________________________

*Колдон – кедр (нанайск.)

Бельды Иван Андреевич, заместитель главы администрации Нанайского района

Июнь 1994 г.