Экспедиция с Черкасовым в горы

                                                                                                                                                                  
  Каждый мастер  периодически нуждается в некоторой встряске.   Выбрав  солнечные дни без больших осадков дни в прогнозе на перспективу, мы наконец выбрались из своих уютных городских квартир и отправились  в  невероятное, неизвестное путешествие.
  До селения Корфовский, добрались легко, но по пути я где-то потерял новую пачку с сигаретами и пришлось принимать угощение моего друга, который взял две коробочки.  День становился всё жарче и жарче, пришлось снять с себя ветровку и спрятать её в сумке, но потом, когда мы вошли в густой лес, закрывавший прямые лучи солнца, я снова её одел, не застёгивая. Алексей мужественно отбивался от  назойливых    любителей человеческой крови и крепко матерился при этом.  Я тоже не стеснялся в выражениях, когда летучие твари нагло присаживались, стараясь прогрызть одежду и кожу, насытится  питательной красной жидкостью. Иногда им это удавалось, когда мы  были заняты установкой мольбертов, холстов для живописи. Изобретательностью моего друга можно было бесконечно удивляться, он снимал фильм  о нашем путешествии, и  вероятно в ближайшее время зрители смогут его увидеть. Я помогал ему в этом как мог. Алексей изобрел уникальную конструкцию для переносного мольберта, а я просто взял свой походный, стандартный ящик с красками (этюдник)   Коробочку с холстами, склееную скотчем и носил её с собой. Также на плече удобно расположился раскладной стульчик, цеплявшийся сложенными вместе двумя ногами спереди моего тела и двумя сзади на плече.   С таким снаряжением всегда оставались свободные руки, позволявшие  помогать ногам при передвижении в тайге, при движении. На тропе или заросшей дороге, внезапно встретилось древнее захоронение японских военнопленных, мы обошли его и недалеко нашли   бетонное здание, заботливо кем то  закрытое современной крышей и деревянным полом внутри.  Мы  остановились рядом с этим домиком и  начали работу с изображением масляными красками прямо на холсте, глядя на натуру.   Алексей выбрал место с каскадом падающей воды между камней и деревьев, а я чуть выше от домика, по подсказке Алексея, уселся на берегу шумного ручья писать на небольшом холсте, любимым мастихином, вдавливая краску по готовым линиям рисунка, вылепливал объём стволов и камней.  Те ветки и листя, что мешали мне видеть все нюансы картинки перед глазами, я загнул и сплёл их вместе чтобы не ломать.  Сразу понять, на сколько удачная композиция  получилась невозможно, чаще всего необходимо время для этого.   Конечно теперь мы пользуемся фото техникой, чтобы фиксировать  многообразие рисунка и деталей. Это делается для того, чтобы в мастерской спокойно изучить собранный материал, обобщить его и выделить главное.   Ветровка с длинным рукавом, защищала меня от насекомых и клещей, но жара   и влажность тайги заставляла тело выделять обилие пота, в результате большинство верхней одежды пропиталось влагой.  Прежде всего это была кепка с длинным козырьком, защищающим глаза от ярких бликов солнца.    Когда она промокла, я решил одеть на голову носовой платок, завязав края узелками. Сверху водрузив на голову таки эту кепку, стало немного лучше.     
Странная тропа уходила высоко к предполагаемой  вершине, а там, судя по навигатору Алексея, находилась дорога связывающая все вершины сопок малого большехехцирского  горного кряжа.   Только на этой тропе, находились следы от мото шин, вероятней всего, каких-то спортсменов - экстремалов, ухитрившихся пройти на своих байках весь путь .  Мы решили пройти по этой тропе до вершин, найти пространство с  просторной местностью, написать еще  сколько можно и вернутся обратно. Только наши планы изменялись по мере восхождения вверх сопок.  Силы меня покидали через каждые 30 минут восхождения. я присаживался на свой  стульчик, а мой друг снимал с себя свои вещи со спины и стоял рядом, переводя дух.  Наша одержимость может показаться странной, но чтобы найти нечто удивительное, необходимо испытать свою натуру, упрямость, необходимо совершать подвиги. Эти или другие чувства подстёгивали наше желание двигаться дальше.  На одном из поворотов тропы, Алексей (идущий чаще впереди меня) увидел интересную запруду или стоянку с шалашом кострищем выложенным из дикого камня. Уютное место, видимо служило кому-то для некоторым местом отдыха. Там было построена запруда с водопадом, позволяющая набирать воду как из ведра, переливающуюся через край в одном месте.  Целью у нас была вершина, до которой было ещё очень долго идти. Ноги мои переставали слушаться, но я заставлял их поднимать мокрые  и грязные кроссовки всё дальше и дальше, лавируя между препятствиями.  На привалах, пил воду из пластиковой бутылки, которую заранее наполнил кипяченой водой, но она  неумолимо заканчивалась.  Алесей тянул  доставая из рюкзака свою любимую колу, веруя, что там есть необходимые стимулирующие вещества. (кофеин)   Угощал сигареткой и длинными разговорами об искусстве и наших товарищей по цеху.   Я старался не курить, но иногда по инерции прикладывался с удовольствием.   Вершина была еще  где-то впереди, а сил было всё меньше и меньше. мы делали остановки всё чаще. иногда даже около часа сидели рядом. Принимать пищу совсем не хотелось, голода не чувствовалось совсем.   Только безумная жажда питья, которого у меня становилось всё меньше. я пил по глоточку, только чтобы смочить горло.   
От  бетонного домика, где мы попробовали писать этюды, стали подниматься по тропе, было на часах около десяти часов утра, а когда мы достигли дороги, было уже девятнадцать. итого мы шли по тропе ДЕВЯТЬ часов!!!  Достигнув искомой дороги на вершине гор, я последний раз позвонил любимой и сообщил о наших планах и достижениях, больше связи не было, заряд телефона был исчерпан.   Посмотрев по навигатору наш маршрут, мы решили пойти к ближайшей станции сотовой связи, но там оказалась целая семья из двух мужчин,  привязаной собаки за забором и маленькой девочки. В разговоре с работниками станции, мы выяснили, что перед другой станцией, находится широкая площадка с просторным видом  в даль, где можно было найти для себя хороший материал для живописи.  Немного  отдохнув, отправились по каменистой дороге вдоль хребта, и довольно быстро достигли другой станции. Встали перед металлическим забором с предупреждающими табличками - проход запрещен,  злые собаки.  И в правду собака лаяла, находясь на привязи, бегала прикованая к линейной проволоке рядом с будкой сторожа.  Солнце приближалось к линии горизонта и скорей всего, более в этот день мы не могли уже  ни чего сделать. Осталось только собрать дров, разжечь костёр и устроится до утра.  Алесей предусмотрительно взял с собой спальные мешки скатанные в  тугие скатки, разобрал свой мольберт, разделив хосты и другие вещи. Уложил постель на бордюр,  на край дороги и попробовал место для ночлега. Я улегся рядом у костра, куда было уложено трухлявое бревно, вытащенное из леса рядом с дорогой. Солнце окончательно зашло за горизонт и мы освещали около себя фонариками, подбрасывая сухой хворост рядом с этим бревном.   Собака лаяла периодически убегая кудато на территории станции.  Во время дрёма сознание кудато моё улетало и Алесей говорил мне потом, что я даже храпел!    В течении ночи я всётаки залез в спальник, предварительно сняв кроссовки, но просыпался от того, что сползал мимо вниз склона и как червяк в коконе, полз обратно, вытаскивая из под себя острые камни.  Наконец наступило утро, Алексей достал последнюю бутылочку воды и поделился со мной. Все  пластиковые бутылки я не выбрасывал, надеясь набрать из ключа или подходящего ручья, складывал их с вою сумку и вешал её на плечё при передвижении. Около 5 утра у забора с лающей собакой появилась фигура человека, мужской голос сообщил нам, что на территорию вход особо охраняемой зоны запрещён. Я увидел фигуру и крикнул, что мы сдесь из Хабаровска, по направлению от министерства культуры, только эта легенда не произвела впечатления, на торчавшие уши в лучах восходившего солнца.   Лица мне его не удалось разглядеть. постепенно мы собрали свои вещи, наметили по навигатору план передвижения и тронулись в путь до базы "Спартак". Теперь было идти гораздо легче, дорога хоть очень каменистая, но в основном шла вниз.  Через три часа мы достигли первых признаков горнолыжной базы, где раньше со слов Алексея, было много народа в холодное время года, магазинчики и относительно хорошие дороги.  Канатные устройства  бездействовали, и только подстегивали моё воображение предстоящей встречей с цивилизацией.  На просеках, где зимой резвились на лыжах спортсмены, проходила наша дорога и Алесей шедший как всегда впереди нашёл пачку сигарет , чуть увлажненную, но вполне  годную для курения. В этот момент я забыл где находится моя зажигалка и мучительно вспоминал, где она могла находиться, оказалось, что она лежала в кармашке моей нательной майки, закрытая молнией.   Алексей передал мне эту пачку и это хоть немного порадовало, прибавив сил для дальнейшего спуска.  Дорога привела нас к домикам базы, где мы нашли полную заброшенность. Отсутствие замков на дверях, полное запустение и разбросанные вещи. Собаки, которые нас встретили,были мелкие они нас встретили дружелюбно и с удовольствием ловили куски лаваша, который заранее взял  с собой Алексей.  Постучав кружкой по облепившим дверь ночным бабочкам, разбудил сторожа и Александр угостил нас водой. Мы напились, поблагодарили  его за воду, расспросили о дороге до остановки автобуса отправились  дальше, стараясь оценить своё приключение и планируя новые.

 

--
Александр Красный

Хабаровская краевая общественная организация Творческий Союз Художников России    E-mail: tcxrkhv@mail.ru