- «Каждый человек выбирает для себя вид и стиль деятельности, манеру поведения, и вкусовые предпочтения. Чтобы совершить уникальный человеческий подвиг – длиной в жизнь, необходимо творить добро каждый день.  Идти к своей  трудной цели, вочто-бы то ни стало, тем более, никто не знает и даже сам человек не всегда сознаёт, что он хочет, но действует по интуиции».

 

 

               «ПОТЕРЯВШИЙСЯ МАЛЬЧИК»

 

  Когда мои родители, честно отработав три года без отпуска увезли наконец меня в Крым,

Я был совсем маленьким – шести лет отроду. Какое это было настоящее, долгожданное – счастье!  купание в тёплых заливах, пляжах. Ежедневные прогулки по старинному городу, посещение бесконечных музеев и  просьбы: «Мама купи мне всё то, что видели неискушённые глаза восхищённого ребёнка.  Очереди, экскурсии, поездки на общественном транспорте и такси, попутках, трамваях, катерах и троллейбусах.  Жара была ежедневная и испепеляющая, такая, что мы постоянно  хотели пить  всякие  напитки, ели по вечерам в основном, а также везде, где только можно. И  ходили, ходили и ходили! В каждом музее нужно было выстоять очередь, и дождаться экскурсовода, выслушать нудную лекции,  мне это  надоедало очень быстро, хотелось играть  во всяких мелких солдатиков, сидеть и разглядывать, запоминая детали, вдыхая волшебные запахи приморского города!  Хотелось идти куда не ступала нога человека, найти необыкновенные следы пребывания древних цивилизаций, надышаться этим и запомнить навсегда. (Конечно, я тогда не понимал, этого действовал только по интуиции)  

  Вообще, мне хотелось больше свободы и по меньше родительской опеки. Я ловил момент, и искал случая, чтобы остаться одному, построить «дорогу» для машинок и возить по песочной колее воображаемый грузовичок!

   Хотелось всегда  понять, откуда идёт такой приятный запах, а позже, поделится своими впечатлениями со сверстниками! (Там, на севере)

   Бесконечные очереди в прохладные и  сумрачные общественные уборные, сладкие пироженные в летних кафе за столиками и холодное, долгожданное мороженое с газировкой у автомата!  

    Морской, волнующий воздух вокруг - кружил голову, но всё тепло и уют - напоминал родной дворик у дома, в северном городе. Однажды, некрасивый, противный мальчик - «канючил» у своих родителей какую-то игрушку, а потом, получив её и повеселев, долго пел бессмысленную песенку – повторяя одно и тоже слово - ботинки, ботинки, ботинки…, целый час или больше, пока мы ехали на катере  с другого берега бухты!

   Оказавшись,  наконец, в воде, я был рад играть с брызгами, пузырьками волн от проходящих мимо теплоходиков и буксиров, подпрыгивать или нырять под прозрачные гребни полупрозрачной воды. Резиновый надувной круг, что так сильно надул папа и надела на меня мама, сначала впился мне в живот и спину, а после немного ослаб и стал елозить и тереть мне бока. Огромные камни под водой, пугали притаившимися острыми

ракушками в нежных водорослях. Но мне приходилось наступать на эти камни, чтобы не погрузиться в воду с головой на самое дно!  Там под водой, и возле стенки старого бетонного причала, подполам из блоков сложенного известняка я видел убегающих от моих рук,  мелких рачков и крабиков. Они прятались в трещинах и раковинках, выглядывали на меня  угрожающе из своих убежищ маленькими клешнями и усиками, принюхиваясь ими над волнами,  периодически затапливающими эти норки. Постепенно эта игра мне  надоела,  и я стал икать путь на терассу прямо по камням, ближе к терассе.

  Там взрослые дяди, обмывались под душем пресной воды, а дальше, на сколько хватало глаз, лежали на деревянных лежаках полуголые люди. Их было так много, что некуда даже наступить ногами! Я искал по приметам на терассе, своих родителей, но почему-то на месте их небыло. Перешагивая через чьи то ноги, капал на них морской водой и опускал голову, когда недовольные женщины делали замечания! Нигде небыло ни маминых лежаков, ни вещей – везде лежали люди, загорающие на жарком солнце! Изредка встречались дефицитные шезлонги, там развалясь, отдыхали счастливые их обладатели. Остальные отпускники, завистливо наблюдали за ними и про себя обсуждали достоинства. Женщины и мужчины в вперемешку стояли и сидели вокруг, стараясь незаметно переодеть мокрые купальники, закрываясь полотенцами или одеждой. Ели фрукты и пили разные напитки, складывая отходы в специально отведённые места, но не всегда. Груды гниющего мусора находились повсюду, и мне приходилось внимательно следить за тем, чтобы не наступить на разбитое стекло или огрызки арбузов. Из  динамиков по всему пляжу разносилась популярная музыка, а отдыхающие галдели сами по себе без умолку. Сделав несколько попыток зайти в глубину лежащих тел, чтобы найти там свою одежду, покружив по оставшимся проходам, вспомнил про фонтанчик питьевой воды, бьющий из подставки для всех – я направился туда. Этот источник с водой, мы видели, когда  утром всей семьёй, шли на пляж. Дотянувшись на ципочках до воды, заметил, что резиновый круг мешает, пришлось его спустить и сложить в несколько раз. Напившись воды я ещё раз обошёл место, откуда заходил в море, но там моей мамы с папой не оказалось. А солнце уже перевалило за первую половину дня. Мне ничего не оставалось делать, как идти к бабушке пешком. Ужасно стыдно и больно, идти по раскалённому асфальту улиц, мимо автобусных остановок,  лотков с мороженным, и автоматов с газировкой. Останавливаться и перешагивать через упавшие плоды диковинных деревьев, свисающих свои ветви с созревшими ягодами, несъедобными для человека, а только для пчёл и мух.

 

 Раздавленные плоды превращались в непроходимое месиво для моих ног, да ещё и с бесполезным предметом в руках!  К счастью знакомая улица шла прямо к дому, где скорей всего меня ждали мои родные.  Знакомый попугайчик и обезьянка в клетке, приветствовали меня криками из открытого окна первого этажа. В тени домов, прижимаясь к стене,  и обходя ларьки и магазинчики, я старался быть незаметным.

    В заросшем, мощёном проулке, стоял с красками увлечённый своей работой художник. Он наносил краску на маленькую картонку разными кисточками и у него получалась необыкновенная картинка. Я остановился как завороженный и смотрел на него во все глаза. Стоило мне задать вопрос,  или попытаться что-то выдавить из себя более или менее понятное, как он замахал перед моим лицом своей кисточкой, показывая, что очень занят. Уже рядом с домом я зашел соседний, пустой дворик с песочницей и грибочком, юркнул в знакомую подворотню и поспешил к маме!  Так неожиданно,… а дверь ни кто не открывал, я даже звал бабушку, и маму, но открылась  дверь из соседней квартиры и добрая седовласая бабушка пригласила меня к себе в комнату. Там я съел кружку тёплого молока с батоном белого хлеба. Как было хорошо у неё, я всё рассказал со своих приключениях, а она увлекла меня интересной игрой, и показала «таинственную коробочку». Эта плоская  коробочка из чёрной пластмассы с секретным, выдвижными лоточками, а там множество мелких, чёрных и белых шахматных фигурок. Их нужно было вставлять в отверстия напротив друг друга в два ряда и не боятся, что они потеряются, выпадут из гнёзд на многоклеточной площадке с отверстиями в каждой клеточке. Эта увлекательная игра заняло моё воображение, и я не заметил как вдруг появились в коридоре коммунальной квартиры приглушенные голоса мамы и бабушки.

   Наконец любимая мамочка меня обняла и схватив на руки унесла в бабушкину комнату. 

Хабаровская краевая общественная организация Творческий Союз Художников России    E-mail: tcxrkhv@mail.ru