top of page

Рассказ  

 

Воспоминания о вожатой в пионерском лагере отдыха.

                                            

      В те времена, многие дети ездили в пионерские лагеря отдыха. Мне посчастливилось, побывать  в одном из  лагерей несколько раз. Сооеденив разные эпизоды моей жизни, получилась не плохая история, вот она:     
 В первый раз я попал в лагерь в середине лета, в возрасте начальной школы.  Лагерь был построен на небольшом склоне сопки.Домики раскрашеные в лёгкие тона, распологались  снизу вверх, вплоть до опушки леса. Скорей всего в  оченьо давно,на этих местах было какое-то поселение. Шесть крупных строений распологались  друг напротив друга через широкую просеку, по которой шла линия электроснабжения других поселений, находящихся в дальних распадках берега Амура. В низком участке лагеря, находились: столовая, домик директора с  проводным телефоном, большая кухня, склады, хозяйственные постройки. Между домиков, были построены деревянныеступенчатые тратуары, росло несколько древних высоких пихт и берёз.  Со стороны леса находились большие туалеты огороженные столбиками с горизонтальными тонкими жердями, предпологающими монтаж вертикального штакетника. В лес без сопровождающих входить строго запрещалось, пугали наличием смертельных клещей! 
С другой стороны лагерь был ограждён высоким берегом и густым лесом. Туалеты были разделены перегородками, в которых были прорезаны мелкие отверстия. При желании, можно было, притаившись увидеть запретные моменты, деятельности девочек и девушек по старше.
Обычные шалости мальчиков, не переходили границ  дозволенности.  Приоритет в тех коллективах детей всегда принадлежал тем, у кого был от рождения - длинный рост.
У меня именно такой рост и был.  Ребята поменьше  неосознанно завидовали  таким мальчикам и старались их поддеть шуткой, поколотить при первой возможности и таким образом , стать выше в глазах у самых красивых девушек.
    С другой стороны ряда жилых домиков, находились объекты различного назначения: это площадка с трибуной, стадион, театральная сцена
с рядами деревянных лавок для зрителей и уютные круглые беседки с  крышами рядом с береговой линией. На самом  высоком берегу,если залезть на удобную высокую ель, можно было разглядеть вдалеке русло, где шли вверх по течению реки разные теплоходы и катера.
Далеко, на другом берегу большой реки -  вечером,  были заметны мерцающие огоньки жилого посёлка с морским портом.
 Там при перегрузке леса в большие океанские сухогрузы, днём и ночью кипела работа, но мне  были выдны только моргающие огоньки.
   Манила своим шумом кранов и обилием тяжёлой техники, левобережная жизнь.
 В жаркие дни, директор разрешал устраивать на мелководье массовое купание всем жителям лагеря. В воду заходили отдыхающие ,на  мелкое илистое дно, строго по отрядам.  В такой день назначался как день "Нептуна". Заходить босыми ногами глубоко, или близко к плавающему ограждению, строго воспрещалось.
  Обязанностью следить за процессом купания детей, всегда поручалась вожатым, но они сидели на берегу в лёгких распахнутых ситцевыхплатьицах, готовых в любую секунду прыгнуть в воду и спасать заигравшихся ребятишек. Мне было заметно под платьем купальный костюм,облегающей формы, но особенно меня это  тогда даже совсем не интересовало, думать об этом я не мог обстоятельно, когда вокруг стоял визг и смех радостных купающихся, моих друзей!    Поглядывая на далёкую линию гоизонта реки, представлял себе, как должен идти заветный теплоход, везущий мою Маму.  Она обычно привозила всякие вкусные угощения, собственноручно приготовленные пирожки со всякой вкусной начинкой! Иногда возникали мысли увидеть первым приближающийся теплоход, и для этого я взбирался по сухим крепким ветвям на самую высокую ель или раскидистую берёзу, несколько таких толстых стволов росли укрепившись корнями на высоком берегу. Кроме этого можно было дотянуться и сорвать несколькольо вкусных шышек, изжарить их на костре, и полакомится с друзьями.  Поздно вечером, детский посёлок освещался редкими и тусклыми лампами на длинных стобах, а также перед каждым крыльцом входа в спальное здание.  В начале смены, сразу после приеда и заселения,  в лагере стоял запах свежей краски. Но через несколько дней все привыкали к чистоте и порядку, начиная обживать пространство, различными надписями и собственными украшениями. Чаще всего, это были вырезки из цветных журналов, но позже появлялись и гирлянды из рисунков или других красивых бумажек.    
    Яркие события в ежедневной жизни лагеря, сменялись одно за другим, но в центре внимания  всегда была удивительно душевная  пионервожатая Татьяна. Её большие яркие глаза и улыбка, строгий голос, лёгкая горбинка и даже, когда она что-то требовала, оставался всегда приятным, и каким-то странно притягательным.     Я подчинялся с удивлением и тихонько радовался, когда она хвалила именно меня.
    Отдых в лагере проходил густо заполненный разными пионерскими событиями. Грустить в общем было совсем некогда, но бывали впрочем
 и другие события, там было много разных подростков, товарищей и соседей по двору, которых я знал ранее. Вот с ними у меня не всегда складывались дружеские отношения. Мне было приятно быть лидером, но все старались выделится и наверное я тоже автоматически думал,что такие отношения будут сохранятся всегда и здесь!....  Когда друзья, которым я доверял как своим, начинали шутить, обращать внимание не  на меня, становилось противно и обидно! Я не понимал, почему так происходит, мне казалось, что если я один дружил, то ни кто не имел  право дружить ещё!   Когда новый лидер распределял места в спальне рядом с собой, решал кто и где должен стоять, кто будет сидеть с ним  за столиком на обеде и так далее и так далее - становилось, как то страшно обидно за себя и за всё на свете! За то, что Мама уехала, оставив меня в таком месте, что меня больше ни кто не любит! В такой день, я убегал подальше в лес ночью, чтобы ни кто не видел и не слышал мой крик направленный к луне или ночным облакам,  и слёзы,и обиды.
          Каждый домик заселённый детьми, был разделён несколькими перегородками с дверьми. В одной части стояли кровати для мальчиков, в другой такого же размера, была комната для девочек, а между ними и выходами находилась перегороженная комната для двух вожатых. У них в тесном  коридоре  насквозь комнатке тоже стояли две кровати, всегда аккуратно заправленые.  Напротив кроватей, у окон  распологались столы и тумбочки, полки с книгами и журналами. Даже настольные лампы для работы с документами  использовались по вечерам. Заходить всем подряд воспрещалось.
Необходимо было стучать  и спрашивать разрешение  войти!
        По сути, условия проживания в лагере, были вполне терпимыми, если бы не отсутствие горячей воды!  Умывание каждым утром ледянной водой из ручья по трубопроводной системе, идущей до общего умывальника, вызывало страх. Мокрые тратуарчики до умывальника по утрам от росы, скользили... Свисающие у изголовья на спинке каждой кровати вафельные полотенца предназначались для лица и для ног.  После подвижных игр у помещения для сна, рекомендовалось использовать  лагерное полотенце и вытираться им.
 Только после нескольких использований, это полотенце приобретало неприятный вкус на лице. Вообще, оно было предоставлено в комплекте белья с двумя простынями и  тёплым, тонким одеялом. Одно из них "для рук", другое "для ног". Только они всегда путались!  Мыться как положено дома, было невозможно и как результат  - в моей нечёсаной голове появился однажды страшный зуд!   Я обратился с этим вопросом к вожатым, и они посоветовавшись написали записку для медика, сказали мне где его можно найти.
 На опушке леса, у самого края перед забором и стеной леса,  стояло несколько очень маленьких домиков, огороженных белым штакетником. В одном домике,  рядом со столбом электоосвещения, находилась будка с надписями - "опасно для жизни, высокое напряжение", рядом стоял чистый домик доктора, я подошёл ближе и увидел сквозь чистые, прозрачные окна пару кроватей в одной комнате, и врача в белой одежде за столом в другой.  Войдя через калитку невысокого забора, я постучался в дверь и заглянул в дверь.  Протянув, записку я устно сказал и показал на свою голову.   Средних лет женщина внимательно, выслушав меня, дала градусник, на пять минут. Оглядев меня ещё раз, предложила постричь голову, но я отказался категорически, тогда она выдала вонючий порошок в пакетике и сказала его втирать в корни волос, замотать голову вафельным полотенцем на сутки. Только после этого насекомые погибли, голова после помывки волос перестала чесаться.
        Единственный раз вспоминается баня: Помещение для помывочного процесса, выглядело крайне неприятным.  Кажется, что это здание вообще  предназначалось,  не для бани, а для чего-то другого. Но там, была недавно построена печь, новые лавки, и стояло   несколько тазиков. По очереди, нужно было  всем заходить в первую комнату с горизональными, узкими как щелями окнами, снимать с себя всю одежду и после заходить в соседнее помещение, где стояли тазы с тёплой водой. Далее предполагалось ,намыливаться своим мылом , и тереть тело чем нибудь, я использовал для этого просто свою собственную майку.
        Наша молодость и детские страхи выравнивались бесконечными играми на свежем воздухе. В сухую, тёплую погоду вожатые устраивали   различные конкурсы и викторины, но они проходили только в строго определённое время дня, между приёмом пищи и обязательными мероприятиями  вроде общих  сборов на специально отведённых площадках,  пионерскими галстуками и пилотками на головах, мы ходили строем, с песнями и речёвками, которые разучивали  раньше.  Подростки выстраивались по группам, старшие принимали доклады   представителей отрядов, в торжественной обстановке. Старались ходить строем по кругу ровнее, симметрично махать руками под музыку, горнист что-то дудел ,невразумительное сквозь утолщение и гордился, такой должности.  Когда погода не позволяла, устраивать мероприятия на улице, заботливая вожатая, собирала всех желающих присоеденится к беседе на разные  сложные темы. Одна из таких тем- была любовь. Татьяна Александровна задала этот вопрос и все присутствующие затихли размышляя. Она стала подсказывать, что ведь любовь хоть и щекотливый вопрос, но имеет довольно широкий спектр ответов, например у многих в семье имееются домашние животные, котята и собачки! После такой подсказки, многие оживились, стали вспоминать, какие у нах имеются милые домашние питомцы, как они за ними ухаживают, моют в ванной, выводят гулять весёлых щенков во дворы, расчёсывают им шорстку специальной щёткой и так далее и тому подобные эпизоды, как оказалось тоже имеют отношение к любви. Потом вспомнили, что ведь почти у всех имеются бабушки и дедушки, которые нуждаются в помощи, любви и заботе.
Я вспомнил и  рассказал, что тоже имеею бабушку, проживающую в своём домике с печным отоплением. Почти все из моей семьи старались ей помогать: рубить и складывать дрова летом, зимой откапывать лопатой снег из узкого прохода к её выходной двери. Потом, уже дома у печки, я сидел и пил с бабушкой чай,слушал её рассказы о своей молодости, задавал вопросы какие понимал.   Все слушали не перебивая и сами рассказывали то, что знали.
Татьяна Александровна с  уважением, выслушивала рассказы молча и загадочно улыбалась.  Дождь стучал крупными косыми каплями по стёклам окна, а оводы и слепни запутывались в прозрачных шторах окон. Тот, кто сидел рядом с окнами с ненавистью ловил беспомощных насекомых и давил их полотенцами, отвлекая всех от очень сложных ответов - что же такое на самом деле любовь одного человека к другому. Вожатая и тут подсказала: - Да, сказала она, вы все говорите правильно, и по настоящему вы все молодцы, отношение к любимому человеку, в этом и заключается, в ЗАБОТЕ !!!  Я так и понял, что так просто, любить по настоящему!  Этот способ подвести к правильному ответу оставался для меня загадкой.
В следующий раз, в хорошую погоду,  вожатая предложила всем нам сыграть в интересную викторину перед обедом. Нужно было на время, успеть заплести косу, девочке с длинными волосами. Две девочки согласились, предоставить свои длинные волосы для конкурса. желающих поучавствовать вначале было немного, но потом все зрители попытались азартно поучавствовать в быстром заплетании. Я был участником от того, что видел как моя мама заплетала волосы моей младшей сестре, и даже пробовал в этом помогать однажды. может бы я делал всё правильно, только соперничать с девочкой, было безсмысленно.
Один раз в неделю приходил по реке теплоход с родителями из ближайшего города, он привозил в лагерь мам, родственников и они вызывали детей  на приятную встречу. Родители, обычно привозили всякие угощения, они садились в кружок и смотрели на ребёнка, поедающего всякие лакомства, того что за обедом ни когда не давали. Пили лимонад из стеклянных бутылочек и слушали рассказы своих чад на разные темы. Я даже проходя мимо такого кружка с завистью вглядывался в бутерброды с колбасой .После того как родственники уезжали, стеклянные бутылочки мы не выбрасывали, нюхали
остатки запахов. Собирали с ближайших кустов стелые ягоды жимолости, заталкивали по одной ягодке в узкое горлышко и далее длинной очищеной веткой превращали ягоды в однородную массу, после этого заливали внутрь чистую воду и взбалтывали. Получался странный напиток, в котором нехватало немного сахара, но в остальном всё было очень вкусно!  Это был скорей всего некий этап в проявлении изобретательности. 
 Как-то случайно в настольных играх, коробочках сложенных для этого на полочках у вожатой в комнате, я увидел кубики акварели, спросил разрешения присовать, но рядом заметил коробочку с новыми красками для маслянной живописи. Обо мне сложилась вообще такая репутация, как о человеке с умением рисовать, выполнять оформительские работы в лагере в компании с кем-то ещё или одному, было дозволено и поручались разные, интересные просьбы.Но в этот раз я увидел маслянные краски. Конечно для того, чтобы ими пользоваться, нужно было спросить  знающего человека, как это делается, но моя одержимость возможностью попользоваться таким дорогим материалом и доказать всем, своё умение страсть первый раз попробовать, была сильнее. Я взял альбом для рисования, оторвал обложку, (она была потолще)  две плоские кисти и побежал рисовать на край стадиона, чтобы видеть, всё здание общей спальни с тыльной стороны. Уселся на корточки и стал рисовать , как смог разместить на одной половине обложки,выбранный вид. Я не знал, что этот вид краски, растворяется маслом или керосином, этой жидкости мне никто не дал бы, поэтому я решил начать работу прямо на негрунтованой бумаге, стараясь, тщательно размазывать непослушную краску по всей поверхности. Цвет, подбирал всё-таки  на другой половине альбомного листа, но через час упорной борьбы с неровностями  лавочки для зрителей спортивных соревнований, работа была готова. Аккуратно, сложив мятые тюбики обратно в коробку, вытер чем-то кисти, осторожно взял лист рисунка и донёс до места, где Татьяна Александровна выдала мне всё что требовалось.  Первая в жизни работа маслянными красками, оказала на меня яркое, незабываемое событие.  Эта история подвинула меня к встрече с моим давним знакомым по изостудии дома пионеров города, куда я регулярно ходил раз в неделю с первого класса.  В начале смены его не было, он прибыл позже и мы вместе с ним стали ходить по окресностям в поисках интересных сюжетов. Этот парень Федя был длиннее меня, более стойней и смуглой кожей, старше на несколько лет. Вожатые ему доверяли мою компанию и отпускали куда угодно.  Вдвоём мы прошли многие окрестности  ближайших мест, и я до сих пор помню какие замечательные рисунки простым карандашом получались у него! я гордился тем, что был знаком с таким талантливым человеком с немного раскосыми глазами.
 Другое событие планировалось в ночь. Несколько добровольцев, заранее согласившихся для такого похода, во главе с нашей вожатой, собрались "встречать зорьку". Перед этим много рассказывалось, что это только для сильных духом детей! Подробный план действий, обсуждался в тесном кружке перед спальнями.  Предполагалось взять с собой гитару, огромный зелёный чайник, чтобы разогреть готовый чай на костре и кружки. Смотреть на искры и вспоминать о доме, первой любви, петь песни, читать стихи.Несколько добровольцев , согласилось принять участие, в том числе и конечно я.
 Вечером несколько участников были готовы принять участие и чайник с тёплым напитком несли по очереди. Окутанные  рулоном колючего, но тёплого одеяла, мы вышли по направлению к открытому месту берега. Только крупные мохнатые комары в основном, были одним главным неприятным моментом всей ночи.
  Как известно, летние июньские ночи на земле дляться всего несколько часов.  Мы разожгли костёр перед полночью. Чайник шипел на углях и мы с осторожностью наливали напиток в кружки, сидели на камнях и слушали перезвон струн инструмента. Ребята по очереди пели какие-то странные песни, смысла слов я почти не понимал. Какие-то смутные мысли о доме и будущей сильной любви, манили моё воображение.  Нежный плеск набегающих волн реки, убаюкивал моё сознание. Как только на горизонте появилась полоска света, все оживились и пошли  по тропе, прямо по берегу, через камни и узкие места между отвесной скалой берега и воды обратно. Татьяна Александровна тоже уставшим голосом сказала,  что отнесёт пустой чайник и кружки в столовую и пойдёт спать, остальные еле передвигая ноги в сумкрках рассвета добались до своих краватей и упали спать!  Режим дня в лагере давал о себе знать, во время ночного бодрствования, все мучались со сном, к утру готов был уснуть прямо на камнях. После прибытия на свои  места, спали спокойно до обеда и никто нас не беспокоил!
  Вообще многие интересные идеи, придумывала наша вожатая, но разрешение и совет ,как правильно организовать мероприятие, брала у опытных путешественников и директора.  Однажды Татьяна Александровна удивила меня тем, что услышав мою грустное воспроизведение музыкального мультика "Бременские музыканты" по памяти, предложила этот мультик сыграть на сцене.  Я немного стеснялся такому ко мне вниманию нашей вожатой, многие наизусть знали песни из этого популярного фильма. Идею поддержало руководство лагеря и начались репетиции.  Вожатая нашла где-то книжку в библиотеке лагеря, посмотрела ещё раз, что можно сыграть на сцене, как организовать "актёров". Какие костюмы нужно нам всем нарисовать, изготовить шляпы,  сабли и другие предметы.  Всем этим мы занимались в специальной комнате другого строения.  Там имелось всё необходимое для подготовки к показу представления, это столы, бумага, краска  и клей. Иногда я сам не знал, как соеденить бумагу с тканью напрмер, и эти задачи решались сообща.  Понаписанному,  заново Татьяной Александровной сценарию постановки, мы должны были в конце представления, отделившись от положительных героев подарить воздушные шары своим аппонентам, но в момент передачи проколоть их как можно громче.  Вся постановка мне стала напоминать какой-то КВН, состоящий из отрывков разных произведений. Многодневные репетиции и подготовка к показу, была не сравнимой по времени самого представления.
       На премьерном выступлении, зрительные места заняли полностью, но директор присел с краю. Всё прошло согласно репетициям гладко и весело - зрители смеялись и апплодировали. Вечером директор и вожатые вручили на торжественной линейке лагеря "Ценные" подарки подписанные директором лагеря. 
     Одним из заключительных событий жизни лагеря, случился "Большой поход".
 Задолго до этого приключения, в лагере ходили слухи, что ожидается необычное событие, но без подробностей.  К планам по организации такого большого похода, добавила новость о следах на  камнях ручья за холмом, следов молодого медведя! Она подстегнула воображение работников лагеря и всю серьёзность предстоящего похода. Из города специально незаметно для детей вызвали двоих охотников, в качестве усиления охраны лагеря.  Предстоящий поход всего лагеря, обязались сопровождать работники кухни и крепкие мужчины. Они готовились нести продукты питания в больших бидонах. Корабль вызванный из города, был в срочном рейсе внизу по течению, большой реки. Он не успевал к сроку эвакуации лагеря, но хорошо помог после.  Ответственность администрации лагеря, за жизнь и здоровье доверенных им детей, была очень строгой. Некоторые воспитатели и вожатые рассказывали, что для них, ненормативное поведение, могло быть жестоко наказано. По этому строгость  для непослушных детей была оправдана.  Несколько человек было решено оставить в лагере для охраны имущества, а остальные скатали свои спальные одеяла в рулоны, перегнули его через плечё, вручили металлическую посуду каждому в руки, построились в колонну парами и пошли по тропе, вверх небольшого холма, через всю сушу правого берега Амура, в древние времена, проходили пути связи и стратегические дороги, разного назначения.  До великой мировой войны, там даже планировалось проложить линию железной дороги  до пролива. После этих изысканий и строителей, остались в лесу просеки, следы их деятельности. В данном месте, наш путь проходил именно по тем старым тропам, где вскоре проложили кабели связи и линии электро питания всех ближайших поселений.
    Колонна детей и взрослых медленно двигалась вперёд и растянулась на целый километр. Вожатые возглавляли свои отряды, помогали нести тяжолые вещи.   Я тоже  вызвался нести какуюто поклажу, на кто-то быстро меня сменил. Впереди ,идущие предупреждали о неровностях в размытой ручьями тропе, но все шли, даже ионгда с песнями. За перевалом, я заметил на склоне, нежилые дома с застеклёнными окнами, на с высоким штакетником, высокие деревья склонившись, полностью закрывали их крыши и печные трубы, мимолётный взгляд оставил мои вопросы без ответа, у идушией рядом Татьяны Александровны, она несла в руках, вещи как и все.  Я серьёзно гордился, что иду рядом с ней!  В небольшой долине дорога по идее должна была проходить по болотистой местности. Зелёная трава в этих местах была основательно притоптана впереди идущими, а в особо низких местах, оказались какие-то деревянные настилы из полусгнивших от времени толстых досок, но мы шли всё равно очень осторожно. Перешагивали через опасные от чавкающих под ногами ручьёв. Вскоре тропа привела на  очередную возвышенность и ,мы оказались сверху большой долины, а дальше простирались до горизонта далёкие острова реки. Вся эта колонна напоминала мне странных беженцев, времён гражданской войны, которую я видел в чёрно-белых фильмах кинохроники, мы шли без остановки несколько часов, и только можно было пить воду на ходу, которую подносили и разливали в кружки старшие вожатые. Усадьбы жилых построек встретили нас лаем собак из-за заборов, но колонна дошла до центра поселения Касьяновки и расположилась на привал, прямо на крыльце дома культуры и ближайших брёвнах, заготовленных на зиму дров. Пока путешественники отдыхали и перекусывали бутербродами с колбасой и котлетами, вожатые подмели и помыли крашеный пол в рубленном здании. Я быстро отдохнув, отправился на разведку по посёлку лесозаготовителей.  Грунтовая дорога шла к берегу реки мимо деревянных домов, огороженных заборчиками. В огродах, ходили с тяпками и вилами жители, они фыркали на своих гавкающих  собак и  настороженно смотрели на голодные глаза подростков, гуляющих в такую пасмурную погоду. Вдоль просёлочных дорог у строений лежали перевёрнутые кверх дном лодки с    замазанными швами дерева и светого блестящего металла. Они скорее всего ремонтировались или сохли. У кромки воды, стояла на мели старая железная баржа с деревянным трапом, там причаливали пасскажирские катера. Лодки лежали в разном положении на всём берегу, а также стоял большой трактор  на гусеницах, сзади он имел странный блестящий щит вместо кузова. Предназначение  такого трактора, промасленного со всех сторон было мне не известно. Скорее всего, он прибыл из леса не так давно, потому-что от него шло тепло остывающего от работы двигателя.
   Время быстро клонилось к пасмурному вечеру и мне срочно нужно было дойти обратно, чтобы  подготовить место для своего сна.
 Многие путники к тому времени уже нашли себе место и соседа, постелили свои одеяльца рядами по полу, оставив только проход посередине. Головами решили укладываться к стенам. Только лежать на полу на одном одеяле, было довольно непривычно, жостко даже после такого пути. К счастью для меня, рядом устроилась на ночь Татьяна Александровна и я был просто счастлив от этого.  Это вероятно было самое  нежное, волнующее приключение в моей жизни. Достаточно, было  просто находится рядом.  Помещение клуба имело большое пространство пола и сцену. Мебель вынесли на улицу, под моросящий дождик, выходить после выключения света из комнаты не хотелось, за исключением желания в туалет.  Я терпел изо всех сил, тем более, что идти в потёмках было неизвестно куда, по этому многие мальчики мочились по очереди с девочками, прямо с открытого крыльца. Удивительно, но я возвращаясь на ощупь нашёл своё место рядом с Татьяной, красивой студентки педучилища. Прикасаясь плечём её тела, вдыхая её волнующий запах, представлял себе свою любимую маму. Ворочаясь на одеяле, случайно обнял её за тело, и попал ладонью на её грудь. Отдёрнув руку и замер от страха. Вожатая молча дышала без слов.
 В клубе постепенно наступила тишина и только за окнами еле слышно лаяли собаки и накрапывал ночной дождик. Я почувствовал под рукой нечто трепетное  и нежное, то к чему прикасаться было никому нельзя. Мне стало страшно от того, что она вскрикнет и отругает меня при всех, но всё было тихо. Только глазами можно было днём с завистью и украдкой осматривать эту часть женского тела. Мелькнула мысль о том, что если она вскрикнет от неожиданности и отругает, вот  будет позор! Сжавшись и оцепенев  от страха я лежал нешелохнувшись, прислушиваясь к её дыханию и другим звукам еле доносившихся ото всюду. Вожатая лежала тихо на спине и неровно дышала. После этого случайного события, я долго ещё ворочался, сложив обувь перед своими ногами.  Незаметно уснул до утра. На следующий день, события стали развиваться с походом обратно. Завтрак  в походных условиях был  скромнее. Построившись на колонну все отправились на берег реки, к стоявшей на мели многие годы старой железной барже, приспособленной для швартовки любых судов, там уже стоялпассажирский теплоход, который переправил обратно всех путешествкнников по воде за час с небольшим. 
В качестве закрытия смены лагеря, традиционно на берегу расжигали костёр и проводили  там  заключительные мероприятия. По традиции, нужно было
 посидеть у костра, петь песни, прощаться с лагерем, летним отдыхом и вспоминать приключения за это время хорошо, с благодарностью. Только теперь, когда мы все сроднились своими характерами с этим поселением, все думали только о предстоящем возвращением домой, а у костра многие просто бегали с криками, смотрели на искры, пламя и жар огня.  Весёлого прощания не получалось. Только перед самым сбором в обратную дорогу, все подростки и вожатые, обменивались почтовыми адресами. Я взял адрес кончно в первую очередь у моей вожатой Татьяны,    уже дома, долго ещё вспоминал многие события в жизни лагеря и послал Татьяне большое письмо со своей фотографией внутри. Через некоторое время в почтовом ящике родительской квартиры, я обнаружил ответ Татьяны с фотографией, где она в спортзале учебного заведения, где получала образование.
  При небольшом воображении, можно было вспомнить представить всё!          
bottom of page